Заключение | ПРЕЦИЗИОННАЯ ОНКОЛОГИЯ

8. Заключение

Шесть признаков рака, описанного пока, предполагают, что прогрессия опухоли наблюдается благодаря мутациям ДНК в генах, вовлеченных в регулирование клеточных сигнальных и метастатических путей. Однако, геномная целостность поддерживается тонко армией мониторирующих и репаративных ферментов в клетке. Порядок хромосомного дублирования также сильно защищается в контрольных точках клеточного цикла. Поэтому мутации должны быть чрезвычайно редкими реакциями, настолько редкими, что не могут наблюдаться в течение жизни человека.

Тем не менее раковые образования наблюдаются в 33% человеческой популяции в среднем. Это означает, что опухоли должны так или иначе иметь выше частоту мутаций, чем предсказанная с сигнальными путями? Одна школа утверждает, что возможно мутации в генах смотрителях (caretaker) или опекунах (guardian) ответственны за эту повышенную мутацию. Наиболее убедительное свидетельство для этого аргумента прибывает из мутаций в p53 опухоль-супрессорном протеине, найденных в огромном большинстве опухолей человека. Он играет центральную роль в определении клеточной судьбы в ответ на повреждение ДНК; клеточный цикл должен быть остановлен и репаративные пути должны быть включены, или клетке необходимо позволить погибнуть апоптозом? Кроме того, другие протеины, вовлеченные в восприятие и репарацию, также функционально теряются в различных раковых образованиях. Нестабильность генома, генерируемая в результате, является возможно другой витальной предпосылкой, необходимой для прогрессии опухоли ко всем шести биологическим признакам.

Приобретение различных мутаций в сигнальной цепи, описанная выше, является высоко переменной в терминах времени и тканевого типа. Например, мутации в p53 могут быть найдены в субпопуляции в других отношениях идентичных опухолей, или некоторые онкопротеины могут экспрессироваться рано в некоторых типах опухоли, и поздно в других. Поэтому последовательность экспрессии шести признаков рака может широко варьировать между опухолями одного типа и большинстве случаев, конечно, в различных опухолевых типах. Тем не менее, почти все раковые образования в конечном счете показывают те же самые шесть признаков прогрессии опухоли.

Исследование биологии рака выдало изобилие информации относительно инициирования и прогрессии канцера, и также результировало в драматическое развитие новых препаратов для борьбы против рака. Упрощение и диссекция путей, вовлеченных в каждый из этих сигнальных путей, являются витальными в понимании этого процесса. С другой стороны, опасность упрощения состоит в том, что оно отражает небольшую биологическую действительность канцерной прогрессии у пациентов in vivo. Эмпирическое свидетельство in vitro часто было не в состоянии согласовать результаты от in vivo изучений. Это привело к глубокому переосмыслению и изменению экспериментального изучения рака. Подходы на системном уровне (гетеротипические органные культуры in vitro, очищенные животные модели и даже трансляционная медицина) помогут нам составить подробные карты раковых сигнальных сетей.

Новые технологии позволили нам идентифицировать эпигенетические модификаторы (агенты, которые модифицируют экспрессию, не меняя ДНК последовательность — такие как микроРНК), расположенные или в раковой клетке или где-то еще в организме. Наиболее вероятно, что в ближайшем будущем, диагноз всех раковых образований положится на обычный анализ профиля экспрессии массива лежащих в основе генетических мутаций и / или их эпигенетических модификаторов. Появляющиеся технологии могут также помочь нам понять сложные взаимодействия между различными компонентами этих сложных сигнальных сетей. Это — только вопрос времени прежде, чем ‘полная интегральная схема’ раковой клетки сможет быть закончена, и мы понимаем, почему протираковые препараты эффективны или терпят неудачу.

Цели для будущего будут состоять в обнаружении и идентификации всех стадий прогрессии болезни, препятствовать развитию рака, при этом леча предсуществующие раковые образования.

0